• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ориджинал, стану светом для тебя (список заголовков)
15:54 

Вводная часть

Стану светом для тебя
Автор: kristenss
Бета: Нема, как-то сама, а так, милости прошу
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м, по ходу разберемся
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Фэнтези, Вампиры
Предупреждения: Нецензурная лексика

Краткий так сказать ликбез, что почем здесь, чтоб не было недоразумений.
- Тут точно не будет толпы зомби, вонючих трупов и т.д. Ну разве только в виде исключения, и то поднимать будут кости, а не разлагающиеся ошметки мяса. Если хотите мертвяков, то вам к В.И. Прогину. Охотник за мертвыми.(хех, скорее охотник за пальцами) Там и попаданство, и мертвяки, и мачо-некромант, и драки на каждой странице(беее, я на середине бросила читать)
- ГГ не двухметровый верзила с мечом. И Боже упаси, не колдун с бородой и посохом. Но и не забитый зайчик))) Предусмотрена эволюция личности героя.
- Автор мечтает о приходе критика, чтоб тот все по косточкам разнес. Очень интересует, как воспринимается текст, чего не хватает, что плохо.
- Люблю логичность, если заметите косяки, пишите, не стесняйтесь. Отмазка, это ж магия, не всегда уместна

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

15:56 

Рождение мага

Дождливым грозовым ненастным вечером объявилась пара возле здания больницы. Высокая блондинка не обращая внимания на дождь, заливающий плащ, волосы и все, до чего смогла добраться противная влага, поддерживая мужчину за локоть, умоляла его держаться. Ее спутник, еще довольно крепкий мужчина, сейчас был бледен как саван. Обескровленные губы сжались в полоску, не давая прорываться стонам. Частое мелкое дыхание и вспотевшее лицо были единственным проявлением слабости. Не смотря на мужественно боровшегося человека, болезнь брала свое.
- Рудольф, потерпи, осталось немного. Сейчас кто-нибудь подойдет. Да где же они?! - Женщина закусила губы, в отчаянии высматривая помощь.
Рядом вспыхнула на земле синяя пентаграмма, и в ее круге появились три фигуры: двое мужчин занимались истекающим кровью пациентом, видимо, сильно раненым.
- Пожалуйста, помогите, - крикнула Изабель, стараясь привлечь к себе внимание.
Хлопотавшие вокруг мужчины двое целителей на миг оторвались от серьезных ранений и мельком посмотрели на заваливающегося Рудольфа.
Один на ходу отрывисто бросил, возвращаясь к кокону заклинания вокруг раненого:
- Сейчас к вам подойдут. Что с ним?
- Последствия черного праха, - устало выдала миледи.
Удивленные взгляды уже не трогали: за два года непрестанной борьбы с этим заклинанием Изабель пережила множество ужасных моментов, порой в минуты слабости проклиная, что ее мужу удалось спастись, впрочем, она тут же набрасывалась на себя за такие страшные мысли. Вернее, от этого запрещенного заклинания никто не спасался. Итог был всегда один – немедленная смерть, Рудольфу повезло, что рядом с ним находился сильный маг, по какой-то шальной идее он применил изолирующие плетения и вместо того, чтобы в считанные мгновения развеять клетки организма в прах, заклинание затаилось внутри, сдерживаемое стенками узорами. Пытка растянулась на долгие два года, в любой момент черный прах мог прорваться, и тогда начиналась адская боль, пожирающая тело. Помочь могли только маги, накладывающие по новой ограничивающие заклинания. Но каждый раз они предупреждали ее, что следующий раз может быть последним.
Отдав мужа суетящимся целителям, миледи измученно села в коридоре, ожидая. В какой-то момент ей до ужаса захотелось уйти отсюда, оказаться где-нибудь подальше. Встав, Изабель решила прогуляться. Все дальше она оказывалась от этажа экстренной помощи. Ноги завели ее в отделение диагностики, здесь было тихо и не было суматохи, по коридорам не сновали целители и их помощники, не раздавались надоедливые стоны больных. Женщина остановилась возле палаты; сама не зная почему, толкнула дверь и вошла внутрь. В маленьком помещении в кроватке лежал ребенок, ему от силы был месяц, сердце миледи сжалось: она всегда мечтала иметь своих детей. Но приговор везде был один – никогда она не сможет вынести ребенка. Муж смирился с этим, а вот сама - нет. И теперь глядя на эту кроху, она сдерживала слезы и порыв прижать к себе одинокого малыша. Раздался гром и сверкнула молния, ребенок проснулся и посмотрел на женщину, плакать он пока не спешил. Глаза оказались зеленого цвета, это нисколько не отпугнуло Изабель, она кинулась к нему и что-то несвязно бормоча, и плача, стала его укачивать. В ее голове не укладывалось почему младенец спит один в палате, где его мама и папа. Помощница, дежурившая ночью, решила проведать найденного мальчика, все-таки погода разбушевалась не на шутку, это могло напугать маленького. Зайдя в палату, она застала белокурую незнакомку, державшую притихшего ребенка, тени озарялись всполохами молнии. Но, похоже, это ни капли не пугало малютку. На утро Изабель приняла твердое решение поговорить с мужем: найденный ей мальчик в больнице казался знаком от богов. Брошенный кем-то неподалеку он проходил обследование, целители заверили ее, что никакие родственников не объявлялись и не изъявляли желание забрать новорожденного, сам ребенок полностью здоров. Если миледи захочет усыновить неизвестного мальчика, то они с радостью отдадут его именно ей. Рудольф, измученный после приступа, отдыхал. Страстные уговоры жены упали благодатными семенами в душу. К 12 дня они стали оформлять опекунство. Безымянный малыш официально стал Рене Сэльйеном, сыном Изабель и Рудольфа Сэльйен.
Первые месяцы кроху окружили неподдельной трепетной лаской и любовью. Мать, хоть и приемная, не могла нарадоваться подарку судьбы, она самозабвенно ухаживала за сыном, не взирая на уговоры нянек отдохнуть и предоставить им заботу о мальчике. Но миледи не чуралась хлопот и могла полночи не спать, вскакивая и проверяя дитя. Мечтая о светлом будущем мага, а зеленые глаза обнадеживали эти мечты, она радовалась каждому звуку и вздоху. Особенно ей нравились появлявшиеся светлые завитки на голове: так Рене казался еще больше похожим на нее.
Идиллия разрушилась, когда мальчику исполнился год, с ужасом Изабель заметила первые перемены: белокурые волосы стали темнеть, черный цвет стал медленно, но верно расползаться по ним. Теперь женщина безотрывно наблюдала за сыном, с отвращением замечая, что почти целиком волосы стали черными. Тяжелым камнем придавил факт: никакой ошибки – Рене некромантское отродье.
Рудольф махнул рукой на этот позор, все чаще он стал сдавать, он чувствовал, что угасает. Судьба приемного сына его не волновала. Жнец Смерти вырос перед ним как никогда близко, ничто не спасет его от Грани. Изабель полностью передала мальчишку на воспитание нянькам, заставить подойти себя к проклятому она не могла. Сердито поджав губы, она озлобленно подумала, что пусть спасибо скажет, что не отдала его инквизиции или охотникам на нечисть. Толика жалости, оставшаяся от мечтаний взрослой жизни сына, помешала миледи сделать этот шаг.
Изабель бесилась от коварства богов: ну за что они с ней так? Сначала подарили ей радужные впечатления, а затем все отняли, подсунув это чудовище. И насколько изощренной оказалась судьба, как помнила Изабель из уроков истории, некроманты всегда были черноволосы, это был их отличительный признак. Неважно, рождались они сразу такими или волосы чернели потом. В народе эта примета объяснялась просто: мол, сразу видно, насколько черна душа колдунов. За это даже простой человек, угораздившейся только родиться с таким цветом волос, сразу превращался в отщепенца. И всем наплевать, что у него даже магических способностей нет. Никакая девушка не пожелает связать свою судьбу с изгоем. В Ирэе пережитки прошлого одинаково чтили и крестьяне, и знать. Слишком многое успели натворить некроманты в ходе бесконечных сражений друг с другом в борьбе за звание именоваться самым сильным темным, да и каждый хотел повелевать единолично, без конкурентов. Кто не страдал тщеславием, все равно был вынужден бороться за свою жизнь. Кровопролитные войны втягивали не только некромантов и темных колдунов, но и простых людей. Вымирали не единицы, а бывало и целые селенья, и города, оставляя мертвые территории, на которых отказывались селиться не то что люди, а даже птицы и звери. Некроманты, изобретя новое мощнейшее разрушительное заклинание, не гнушались пускать его тут же в ход. В итоге мир перед угрозой вымирания собрался воедино. И организовав подобие обороны, выжившие стали истреблять всех некромантов, до каких могли дотянуться. Поначалу мастера смерти и не обращали внимания на бесследные исчезновения своих сородичей, но затем растущая угроза заставила их очнуться от грызни друг с другом. Но было слишком поздно: маги при поддержке вампиров и нескольких темных, вставших на их сторону, поспешили отрезать некромантов, не давая объединиться. Изгнав из крупных городов повелевающих смертью, союзники не успокоились и стали истреблять затихших врагов. В результате развернувшейся войны были уничтожены почти все некроманты, не взирая на возраст и пол, люди безжалостно убивали целые семьи, даже со слабым талантом. Озлобленность толкала их истреблять всех, невзирая на виновность или невиновность. Только сбежавшие в глухие уголки Ирэи смогли выжить, но и то, только слабейшие из племени некромантов. Так закончилось это страшное и темное время. Инквизиция торжествовала, празднуя победу над богопротивными колдунами. И заодно возвысилась за счет этих событий.
Теперь с исчезновением врага союз распался на инквизиторов и темный мир. Богоборцы осторожничали и не спешили объявлять вторую войну нечисти в истощенном и измученном мире, боясь потерять поддержку среди сограждан. Но сразу дали понять, что таким тварям не место в Ирэе. И до нынешних дней ведется это противостояние.
Рене на свое счастье родился в спокойном небольшом городке, отдел инквизиции располагался в соседнем крупном городе. Шло время, малыш взрослел предоставленный по большей части сам себе. Няньки боялись лишний раз подойти к проклятому: они быстро уяснили позицию хозяйки и не боялись навлечь на себя гнев плохим уходом, а точнее, отсутствием ухода. Рене чувствуя отвращение и безразличие окружающих, перестал искать заботу и помощь взрослых. Ребенок рос тихим и нелюдимым, если бы не одна пожилая служанка, возможно, отстал бы в свое развитии. Сердобольная женщина, лишившаяся в одночасье и дочери, и нерожденного внука перенесла всю заботу на несчастную крошку. Вопреки всем опасениям, опасный дар не проявлялся. Когда Рене исполнилось два года и три месяца, Рудольф умер. Изабель осталась одна. Держа ребенка подальше от всех и от себя в первую очередь, миледи делала вид, что все в порядке и если не замечать проблему, то никаких неприятностей не будет. Первая неприятность случилась в четыре года. Рене беспризорно игрался на полу в столовой, его опекунша была занята работой в другом крыле замка. Изабель, сжав губы, смотрела на выкормоша и жалела, что тот случайно не сдох. С годами ненависть только укрепилась в ее сердце, она обвиняла маленькое создание и в смерти Рудольфа, и в ее одиночестве, во всех бедах. Все чаще миледи кричала на беззащитного малыша. Так, что Мари спешила прятать испуганного Рене от хозяйки. Сейчас мальчик тихо играл с упавшей ложкой, представляя ее чем-то вроде птицы. Его отвлек шелест крылышек настоящей птицы влетевшей в открытое окно – небольшой серый комок перьев беспорядочно метался по залу, хаотично натыкаясь на стены. В конце концов птица свалилась на пол и не двигалась. Из любопытства Рене присел возле нее и стал рассматривать неподвижное тельце. Осторожно погладив мягкие перышки, он взял ее на руки, не обращая внимания на кровь.
- Мама, а птичка заболела? – подняв голову, Рене посмотрел на статную блондинку, силясь понять, что случилось.
Та скривилась и промолчала, глядя на это отродье с длинными встрепанными волосами - никто не хотел подстригать маленькое чудовище. А Мари нравились длинные черные волосы, спадающие волной. Не дождавшись хоть слова, мальчик снова обратил свое внимание на мертвую птицу. На миг или ей показалось, у Рене засветились зеленым светом глаза, а за спиной подобием рваным плащом сверкнули зеленые всполохи. Тут же все пропало. Зато птичка пошевелилась и подняла голову, весело чирикнув и взмахнув крыльями, она взлетела с ладошек изумленного Сэльйена.
- Мама, мама, птичка полетела! – Радостно прокричал ребенок, довольный неожиданной игрушке.
Изабель потрясенно смотрела на сына, не в силах оторваться от него: только что на ее глазах он оживил мертвую птицу. А ему ведь только четыре годика. Ей стало страшно.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

15:58 

Бегство в деревню

После этого события она собрала всех слуг и, запугав всех инквизицией, еще раз приказала не болтать длинными языками. Миледи Изабель была уверена, что никто не осмелится проболтаться про приемыша, так как терять теплое место никто не захочет. А вот что делать дальше, она даже не представляет себе. Это только начало, чего ожидать от выродка неизвестно, возможно, они все однажды не проснутся, если он захочет. Но больше всего ее раздражало то, что она не могла найти себе нового жениха: она боялась привести ухажера в свой дом. Ее могли обвинить в укрывательстве врага и бросить в тюрьму как пособницу…И отправить на казнь. А все ее земли забрала бы себе инквизиция.
Все больше Рене отравлял ее жизнь своим существованием. Однажды чаша терпения переполнилась, и хозяйка замка приказала горничным собрать вещи ребенка и выкинуть их в коридор. Его комнату закрыть на ключ, а самого Рене не пускать туда. Сама же она с утра пораньше направилась в гости от греха подальше. Зареванного мальчика забрала Мари. Устроив его в своей комнате, она утешала и успокаивала ничего непонимающего малыша. В течение дня пожилая женщина наслушалась ехидных замечаний от служанок, горничных и дворецкого. За подколками чувствовался страх – никто не хотел находиться рядом с черным магом. По традиции, первые этажи занимали хозяева дома и их гости, слуги жили от глаз подальше на верхних этажах. Узнав, что мальчишку приютила Мари, миледи Изабель вызвала ее к себе и велела съехать в левое крыло замка, практически нежилое. И запретила попадаться ребенку ей на глаза. Так Рене оставили практически в покое, его воспитывала необразованная, но по-житейски мудрая и добрая женщина. Сама хозяйка отправилась в свет, поближе к столице, искать “опору и надежду рода Сэльйен”, попросту говоря, недалекого умом богача, которого можно было бы заманить в глухомань, не опасаясь, что тот доложит куда надо.
Почти восемь месяцев свободы Рене провел счастливо: вся территория заброшенного крыла замка была в его распоряжении. Можно было носиться по коридорам и комнатам без опаски, что на него накричат. Конечно, Мари ругала сорванца, но никогда не делала, как миледи. И здесь была уйма вещей, которые можно было трогать и взять в руки. И никто не запрещал этого.
Когда новобрачная чета вернулась, над жизнью Рене зависло лезвие меча Жнеца Смерти. Миледи со слезами и жалобами покаялась перед мужем, уверяя, что она не виновата, что ее околдовал звереныш. Нахмурив сурово черные кустистые брови, новый глава рода смотрел на представление причитающей женщины, картинно заламывающей руки. У мужчины возникло чувство, что его хорошо подставили. Почесав затылок после долгих раздумий, милорд поддался соблазну красивой жены и уюту семьи. Отчим решил, что от ребенка надо избавиться. И чем быстрее, тем лучше.
Мари сразу заподозрила неладное, когда новый господин стал присматриваться к Рене, оберегая малыша от недобрых взглядов милорда, она упросила миледи Изабель отпустить ее к родственникам. Супруги переглянувшись, дружно подумали, что это прекрасный момент для их планов. Незамедлительно было дано согласие. Вот только они просчитались – они никак не могли подумать, что служанка прихватит Рене с собой. Обнаружив, что мальчика нет в замке, милорд в ярости ходил по комнате, а Изабель испуганная жалась, гадая, куда могла отправиться негодная старуха.
Сбежав, пожилая женщина решила укрыть Сэльйена, отдать его на растерзание господам она не могла. Взяв с собой минимум своих вещей и все деньги, заработанные за долгие годы работы, она нисколько не сожалела, что на старости лет осталась без крова. Велев Рене накинуть на себя серенькую курточку с капюшоном, Мари стала хлопотать, чтоб ее с ребенком взяли мужики с обоза, направлявшиеся торговать в другой город. Перекрестившись, женщина с благодарностью провожала взглядом удаляющиеся телеги. Всю дорогу она со страхом ожидала, что ее нагонит милорд и отберет ребенка. Благополучно добравшись до таверны, Мари осталась в ней на ночь – Рене хотелось есть, и бедный малыш устал, пережив неблизкий путь.
Через неделю женщина с ребенком оказались в глухой деревушке, расположенной достаточно далеко от крупных городов. После осторожных расспросов и долгой беседы со старостой, ей было позволено поселиться на окраине деревни в заброшенном доме с выбитыми стеклами. Это не оттолкнуло ее, принявшись обустраиваться, она погрузилась в хлопоты новой жизни.
Шли годы, Рене рос в уединенной и тихой обстановке, Мари никогда не отпускала его одного гулять в деревню, боясь, что мальчишки изобьют отличающегося от них незнакомца. Ребенок всегда игрался возле дома под присмотром женщины. Староста иногда похаживал к ним, но только молча морщился и недовольно оглаживал клинышком седую бороду. Черноволосый ребенок был живой угрозой для всех живущих в деревне, присматривая за ним, он хоть как-то себя успокаивал. Мари все сложнее было растить сорванца: живой и подвижный малыш готов был днями напролет носиться. Старость и болезни одолевали женщину, часто она печально смотрела на Рене, понимая, что один он пропадет.
Когда Мари надолго слегла, десятилетний мальчик понял, что его любимая няня серьезно заболела. Однажды вечером в дом пришел староста, долго о чем-то взрослые тихо разговаривали.
В жизни Рене произошел очередной поворот – после продолжительной болезни Мари умерла. Перед смертью она упрашивала его не плакать и быть храбрым. Обнимаясь, они прощались друг с другом так, что сердце щемило от нежности и грусти. Похоронив единственного близкого человека на свете, Рене стал напоминать волчонка. Благодаря мольбам женщины, мальчика взял на воспитание кузнец. Забрав ребенка к себе, немногословный и мускулистый мужчина не любил его. Мелкого и неназойливого сироту он старался не замечать. Отрывисто говоря – ешь, иди спать, не реви, он лишь пугал Рене. Сэльйену разрешили жить в деревне, но с условиями – не играться с детьми, не ходить одному, не разговаривать, если его о чем-то не спрашивают. Мальчик вынужден был целыми днями одиноко сидеть на одном месте и наблюдать за весело хохочущей и носящейся детворой. Так невыносимо протянулось четыре года, в конце концов Рене не выдержал - он чувствовал, что его скоро раздавит эта жизнь. Однажды он сбежал на кладбище на могилу няни. Проплакав и выпустив все эмоции, он с ужасом поймал себя на чувстве, что сейчас может поднять из могилы любого покойника. Даже Мари. Осознав, что он может потревожить покой мертвой женщины, и перед его глазами явится истлевшая и неузнаваемая фигура, Рене в полубезумии ринулся с кладбища, поклявшись, что никогда не станет этого делать.
Забившегося в угол и скулящего мальчика обнаружил кузнец, из-за всхлипываний он ничего не мог понять. Поэтому он поступил просто – отволок за шиворот мальчонку на сеновал и там бросил. Весь следующий день потухший и бледный Рене напряженно думал: желание уйти из деревни и страх перед своими возможностями перевесила любовь к Мари - он не мог заставить себя бросить ее последнее пристанище. Но после этого случая кладбище превратилось для него в запретное место. Только издали он позволял себе посмотреть на ее могилу.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:00 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:01 

Обретение помощника

Атакованный со всех сторон бабами, староста схватился за голову: среди воплей, визгов и криков было понятно только одно – немедленно избавиться от колдуна. Еле успокоив взбудораженную толпу, он направился к дому кузнеца. Выпроводив хозяина на улицу, старик остался наедине с подростком. За годы, проведенные здесь, мальчишка повзрослел и вытянулся, волосы спадали неровными черными прядями по плечи. Среднего роста, с узкими плечами и стройными ногами, он выгодно отличался от деревенских сверстников. Кожа чужака была матово-прозрачной, возможно, оттого, что он привык прятаться в балахонах. А может, по природе своей кожа не загорала. Аккуратный нос, острые скулы, черные изящные брови, - каждая черточка сама по себе была идеальной, а все вместе вырисовывало красивого молодого человека. Если бы не привычка в смущении отводить глаза и постоянное закутывание в бесформенную одежду, юноша привлек бы чье-нибудь внимание. Не будь у Рене волос вороного цвета, при взыскательном дворе императора он бы многим понравился. Но черный цвет был знаком отверженности, окажись он там, его немедленно бы отправили на костер.
“Воистину дьявольская красота”, - подумал староста, готовясь к нелегкому разговору.
- Хмм, - откашливаясь, начал он, - я вот что пришел.
Помолчав, он продолжил попытку:
- Тебе надо уехать, парень. Люди недовольны. Не держи на нас зла, но бабы глупы. Почему-то они вбили себе в голову, что ты кличишь на других смерть.
Пугливо посмотрев на некроманта, староста перевел дух – тот сдержанно воспринял новость и, вроде, не был зол. Вообще, парнишка был тихим, но, как известно, в тихом омуте черти водятся. Лучше выпроводить эту мертвечину из деревни, свалив все на женщин, старик радовался своей хитрости. Молча выслушав, Рене кивнул в знак согласия, его не трогал засуетившийся седой крестьянин, заверяющий, что его не выгоняют, что это на время, разумеется, ему дадут в дорогу еду и лошадь. Он устал, очень устал, вся его жизнь бестолковая и грустная.
Собрав немногочисленную одежду, Сэльйен выехал на следующее утро, вся деревня вздохнула с облегчением, стоило тому скрыться за горизонтом. А через два дня шерлы – примитивные демонические твари разорвали всех жителей на ошметки. Император давно уже упустил равновесие света и тьмы, отмахиваясь от предупреждений инквизиции, древнее зло повсюду оживало, Клесс был накануне хаоса. А правитель соседнего государства через шпионов узнав об этом, нанес первый удар по клесским территориям.
Скитаясь по малолюдным местам, Рене не был в курсе начавшейся войны, на его пути не встречалось ничего странного и необычного. Единственная неприятность у него была в дороге с разбойниками, обнаглевшие воры и убийцы, пользуясь неразберихой, резали всех подряд. Сэльйен едва унес ноги от грабителей, тех не отпугнул черный цвет волос, они были твердо намерены развлечься с милашкой. Спасшись, парнишка на первой попавшейся поляне сел и задумался. Ему надо как-то защищаться, оружия у него нет, да и денег купить его тоже нет. Впрочем, это неважно, обращаться с мечом он все равно не умеет, его никто этому не учил. Остается только надежда на его дар, ведь на что-то он способен. Встав, Рене принялся ходить по поляне вдоль и поперек. Что же придумать? Как можно заставить проснуться его магию? Как заставить его силы сотворить что-нибудь для защиты? Пометавшись несколько минут, юноша остановился как вкопанный. Возможно, надо довериться своей интуиции? Замерев неподвижно, он стал попеременно представлять себе оружие: меч, не то, палка, посох, с досады поморщившись, он чуть ли не взвыл. Вот бы у него был охранник. Стоп. Зацепившись за эту мысль, он закрыл глаза и вообразил себе собаку, здоровенную, наподобие волкодава. Уже лучше, то, что надо. Внутри в груди теплым ветерком шевельнулось нечто, чувствуя, что идет в правильном направлении, Рене напрягся, сосредотачиваясь на образе: хочу большого зверя, опасного, как собака. Впереди слабо замерцал силуэт, напоминавший четвероногое существо. Сэльйен не открывая глаз, ощутил отклик - что-то шло на его призыв, но чего-то не хватало. Внезапно откуда-то всплыло знание – нужна кровь. Времени искать нож не было, вонзив в запястье зубы, Рене принялся терзать левую руку. Появились первые капли, сжав правой раненое место, он заставил течь кровь сильнее. С раны вниз покапала струйка, единственное, что парень понимал - надо отдать свою кровь призываемому. Сознание стало работать на бешеной скорости, высвобождалась наследственная память – связав воедино свою кровь и нечто чужое, Рене обессилено открыл глаза и стал глотать воздух. Ритуал отнял много сил, очень хотелось лечь и отдохнуть. И тут Сэльйен замер – прямо перед ним сидело что-то странное и виляло хвостом. Оно было с ростом теленка и было черного-черного цвета, угольного, отдаленно напоминавшее волка, морда была во всяком случае похожа. Создание имело четыре лапы, уши, только глаза были без зрачков и светились зеленым светом. Вместо шерсти клубилась плотная дымка. Неуверенно подняв руку, Рене осторожно потрогал кончик уха. Неожиданно существо по-кошачьи прогнулось и стало ласкаться. Ойкнув, юноша отдернул было руку, но затем осмелев, стал гладить свое приобретение. На ощупь оно не было пушистым или теплым. Слегка прохладное тело напоминало упругий туман. Ритмичного опадания не чувствовалось – существо не дышало.
- Ли, - тихонько произнес Рене, называя свое детище.
Нечто вроде волка еще радостнее завиляло хвостом и посмотрело на хозяина, похоже, ему понравилось имя.
- Ли, хороший мальчик, хороший, - повторил Сэльйен, улыбаясь, уже смело гладя морду и бока существа.
Почему он получил вместо собаки волка, Рене не задумывался, он был доволен, что все получилось. Вероятнее всего, подсознательно он чувствовал свою вину за уничтожение души и воплотил внешний облик своего творения в виде волка.
Путешествовать в компании с таким монстром было намного безопаснее, старательно пряча Ли от людских глаз, брюнет бездумно двигался по Клессу. Деньги были на исходе, часто приходилось экономить на еде, Рене совсем уныл. Не о какой работе можно было и не мечтать, его отовсюду прогонят, а то и изобьют. Или вызовут инквизицию. Зябко поежившись, юноша успокаивающе погладил свою лошадь. Ли приходилось бежать на расстоянии, так как она боялась и становилась на дыбы при приближении твари.
Пару раз на странную компанию нападали лихие люди, но Ли моментально стрелой вырывался вперед и кидался на врагов, целясь в горло. При этом Рене видел, что его защитник оставляет не просто трупы с разорванным горлом, он поглощает души убитых.
После нелегких размышлений парень целенаправленно двинулся к Пустынным землям. Только надо будет остановиться где-нибудь неподалеку и набрать провианту. Сколько хватит сил, он и доедет. А там его прикончат обитатели тех мест. Он способен творить только зло. Так будет лучше для всех, ему не место в этом мире. Он так решил.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:04 

Слежка за некромантом

Умертвие – измененным магическим способом дух. В отличие от привидений не завязан на конкретном месте гибели и свободно передвигается, движимый жаждой убийства. Внешне теряет человеческий облик и обычно выглядит как полупрозрачный неопределенный бело-голубоватый силуэт с развевающимися нитями.

Вечером в небольшом приграничном городке под названием Силка по узкой улице шли двое – один высокий широкоплечий молодой человек, одетый в черные мягкие брюки и черную куртку с длинным рукавом, застегнутую на молнию, т. е. традиционную одежду охотников на нечисть. Если приглядеться к нему повнимательнее, то можно разглядеть, что парню всего-то лет двадцать, затем бросаются задорные искорки в серых глазах. Коричневые волосы спускались каскадом чуть ниже скул. Звали юношу Кристиан Аллен. Его спутник был не менее колоритной личностью, коричневая ряса, подпоясанная черным веревочным поясом, сразу указывала на то, что ее хозяин был инквизитором. Воин Всемогущего и Карателя был постарше охотника – лет тридцати с хвостиком, пониже ростом и с небольшим брюшком, зато фигура была крепко сбита. Короткие волосы какого-то неопределенного светлого цвета забавно росли венчиком вокруг залысины на макушке. Ее обладатель, заводя глаза и сокрушаясь, всем объяснял, что роскошная шевелюра не выдержала непосильный долг службы. Благожелательный черный взгляд сейчас то и дело сменялся на хитровато-лисий и возмущенный. Оба человека шли и спорили между собой, активно жестикулируя. Обрывки их разговора доносились до редких прохожих:
- Нет, вы послушайте, ваше инквизиторство, подберемся к умертвие сверху, кинем в него замораживающее зелье, и я пущу в него электрическую цепь, - нисколько не стесняясь и не проявляя должного почтения к званию, запальчиво предлагал охотник.
- Ах, молодость, молодость, вечно вы горячитесь, - плавно перебил инквизитор, совсем не желая скакать по крышам, - мой план надежнее и проще, ты отвлечешь эту неразумную тварь, а я сзади окроплю ее святой водой и зачитаю молитву.
- Но, - попытался возразить юноша, вовсе не горя желанием быть приманкой для злобного и опасного существа.
- Это будет легко, - заверил его собеседник.
Юноша смолк - в конце концов, инквизитор знает, что делать. Ведь он намного опытнее его, только-только закончившего обучение и теперь приставленного к нему набираться опыта. Их первое дело – найти и уничтожить в Силке умертвие, пробравшееся с Пустынных земель.
Через несколько часов поисков по всем закоулкам города, потустороннее нашлось на площади. Люди разбегались подальше от плазменных всплесков, а менее расторопные лежали, пораженные насмерть электрическими разрядами.
- Давай, - прошептал одними губами человек в рясе, начиная отступать в сторону.
Кивнув, Кристиан стремительно стал приближаться спереди к умертвие, крича на ходу:
- Эй ты, развалина древняя, поймай меня!
Так как все цели попрятались, неживое быстро двинулось к единственному человеку.
- Ты, тупица, спишь, что ли? - продолжал дразнить врага молодой человек, удирая изо всех сил от духа.
Прозрачные всполохи гневно вздыбились, высоко поднимаясь. Похоже, оно хорошо разозлилось. Скорость заметно прибавилась. Петляя и перескакивая через кинутые вещи, Аллен чувствовал, что дыхание сбилось, и он начал уставать. Мысленно чертыхаясь, неласково припоминая Рэнуальда Далеса, а именно так звали весьма добродушного на вид инквизитора. Но посторонний наблюдатель жестко бы ошибся, подумав, что этот человек воплощенная доброта, горящая состраданием. В минуты опасности Рэнуальд преображался так, что невольно хотелось съежиться под его пронзительным тяжелым взглядом. Сейчас Далес сжал сурово губы, обходя трупы жителей города. Умело кошачьими перебежками он подбирался с тылу к умертвие. Сосредоточившись на своих действиях, инквизитор перестал обращать внимание на виртуозно лавирующую фигуру в черном: охотник маячил перед потусторонним, старательно используя все попадающееся на своем пути как щит, чтоб прозрачные языки энергии не дотянулись до него. Вытащив из карманов рясы флакон со святой водой, мужчина сделал рывок и, открыв на ходу бутылек, плесканул на противника. Должно было раздаться шипение, но…Ничего не произошло. Обескуражено замерев, Далес сообразил что-то и заорал напарнику:
- Бежим!
Улепетывая от странного духа так, что только пятки сверкали, охотник и инквизитор неслись прочь, уводя его за собой подальше от людей.
- Это будет легко, да? – передразнил Аллен Рэнуальда, бросая фразу на бегу, от возмущения он весь кипел, чтоб он от какого-то второсортного призрака убегал?! Позор! И это лучший на всем потоке! Да его засмеют в ордене.
- Я не думал, что мы наткнемся на неправильное умертвие, святая вода на него не действует, - стал оправдываться пыхтящий воин Карателя. – Надо придумать что-то.
Заманив духа к окраине города, они повернулись и стали атаковать его. Кристиан обвил электрической цепью силуэт и ударил со всего маху - цепь сверкнула разрядами, а Далес стал читать молитву, разрывая покойную душу с магическими плетениями, давая успокоение. Умертвие задергалось, на миг показалась детская фигурка девочки, затем все исчезло. Отдышавшись, напарники понимающе переглянулись и хором произнесли:
- Надо отдохнуть.
Плетясь обратно в город, каждый думал о своем: инквизитор – что надо сообщить о непонятном явлении Наставнику ордена, охотник – как поймать колдуна, который мерзко использовал душу маленькой девочки. Дойдя до ближайшей таверны, усталые и запыленные герои ввалились в зал. Заняв неприметный столик в углу, они стали дожидаться заказчика – человека, прислуживающего в таверне и принимающего от клиентов заказы. Получив холодный напиток с мятой и хмелем, оба с наслаждением принялись тянуть эту божественную жидкость. Инквизитор, сидевший спиной к залу, вдруг застыл с поднесенной ко рту кружкой. Насторожившийся охотник внимательно посмотрел на соседа, тот медленно поставил кружку на стол и шепотом произнес:
- Смотри. Только осторожно. Где-то в зале должен быть некромант, я чувствую его.
Кивнув, что понял, Аллен тихонько начал осматривать всех посетителей, несколько человек перестало галдеть и уставилось с подозрением куда-то в сторону стойки. Повернув туда голову, охотник увидел, что закутанная в фиолетовый плащ фигура стояла и о чем-то разговаривала с хозяином таверны. Тот хмурился и с опаской смотрел на незнакомца. Покивав пару раз, он протянул руку, сграбастал пару монеток клиента и крикнул ближайшему заказчику:
- Эй, пройдоха, хватит бездельничать, неси еду и запакуй ее в сумки милорда.
Оторвавшись от сцены у стойки, Кристиан еле слышно стал докладывать:
- Стоит у стойки, заказывает еду, думаю, в дорогу. Один, в плаще. Что будем делать?
Пожевав нижнюю губу, Далес стал отдавать приказания:
- Следуем за ним, нельзя упустить его. Как только некромант станет выходить, поднимаемся и идем за ним. Только неприметно и аккуратно.
Покинув зал, охотник и инквизитор следовали по пятам на расстоянии за неожиданно объявившемся мастером смерти. Их лошади так и остались на постоялом дворе в конюшне, хотя и было заплачено только до утра, за лошадками присмотрят. Фигура, двигаясь наобум, вышла к “Веселому коту”, так гласила вывеска на гостинице. Скрывшись там, некромант исчез из поля зрения следивших за ним представителей сразу двух орденов, не прочь заполучить такую добычу. Инквизитор утер лоб, покрывшийся испариной, и, заметно нервничая, сказал:
- Кристиан, узнай о других выходах из здания, если что, продолжай один следить за этой тварью. Если нет черного хода, возвращайся.
- Да, инквизитор Далес, - серьезно кивнул молодой человек, сознавая, что, возможно, именно им будет поручено остановить страшного и мощного противника, двигающегося из Пустынных земель к ничего не подозревающим людям.
Как только Аллен стал удаляться, мужчина вытащил из ворота рясы серебряный знак на цепочке – глаз, заключенный в треугольнике, и сжав его, представил Наставника, мысленно обращаясь:
- Родригес… Родригес…
Тут надо пояснить, что подвеска из серебра была символом Карателя и Всемогущего, Божества, сотворившего эту Вселенную. Как объясняли инквизиторы, творец создал этот мир и ушел создавать другие, поэтому люди оказались наедине с темными тварями. Божество было не одно и имело врагов, и они вторглись в этот мир, сея убийства и свои культы. Появилась вера в Единого Господа и сына его Иисуса Христа, которая вызывала только смех у инквизиторов, особенно идея глупых людей с непорочным зачатием. Но у воинов были проблемы покрупнее, чем христиане со своей слабой новой религией. Но Каратель вовсе не бросил их, иногда он возвращается в этот мир, и тогда появляется чудо…
Кристиан обшарив все здание, возвращаясь, напряженно думал про некроманта и кто скрывается под плащом, девушка или парень. И какого он или она возраста. Застав мысленно общающегося Рэнуальда, охотник встал неподвижно рядом, время от времени поглядывая из-за повозки на крыльцо “Веселого кота”. Тем временем шла беседа:
- Родригес, я обнаружил нечто новое, в городе недалеко от Пустынных земель, обнаружилось странное умертвие, оно не боится святой воды. Возможно, наши враги совершенствуются. И еще, Наставник, там же я случайно заметил носителя некромантской силы, следую за ним. Какие будут указания?
- Далес, ну упускай ни в коем случае это существо, любой ценой постарайся захватить его. Поддержка высылается. Ты понял меня, Далес? – взволнованно рявкнул Родригес дар Хельм.
- Хорошо, я понял. – Ошеломленно пробормотал инквизитор.
Его схватили за плечо, указывая, что некромант в фиолетовом плаще, вышел из гостиницы. Разрывая связь, Рэнуальд чуть ли не за голову схватился: ну как почти с голыми руками схватить повелевающего смертью? Подставлять невинных людей, а потом схватить выдохшегося некроманта? Да это нереально, но приказ надо выполнять. Их объект двинулся пешком по городу. Недоумение преследующих возросло, оставив лошадь, фигура стала покидать город. С сумками с едой пешком далеко не уйдешь, что задумало это чудовище? Так же держась на почтительном расстоянии, напарники совещались:
- Можешь создать плащ невидимости? – спросил Далес охотника на нечисть.
- Могу, но какой от этого толк, некромант, если захочет, все равно обнаружит нас. Я только зря силы потрачу на заклинание, - пожал плечами юноша.
- Делай, - прошипел инквизитор, - лучше хоть какое-то прикрытие, чем в открытую идти за ним. Ты хоть представляешь, что он с нами сделает, если заподозрит слежку?!
Послушно представляя узор невидимости, Кристиан стал накидывать его на них и растягивать границы плетения.
- Готово, - прошептал парень, косясь на все упорно шагающую фигуру. Похоже, их враг двигается не от Пустынных земель, а именно туда.
- Странно, очень странно, что ему там надо? - пробормотал инквизитор, думая о том же.
Лишь глубокой ночью они остановились на ночлег. Рэнуальд дежурил всю ночь, карауля - ему было легче почувствовать движение сгустка некромантской силы. На утро невыспавшийся и злой Далес отрывисто скомандовал:
- Выдвигаемся.
Прохладное утро не поднимало настроение, топая за некромантом, они полуголодные шли молча. Достигнув барьера, фигура замерла, из-под плаща показалась тонкая рука, которая с одинаковым успехом могла принадлежать и мужчине, и женщине. Потрогав синее сверкающее препятствие, незнакомец попробовал навалиться всем весом тела, прорываясь. Барьер не поддался. Еще более настойчиво и зло темный накинулся на стену – лучшее творение магов, не пропускающее ни в одну сторону ни одно живое или мертвое создание. Но за века существования стена в некоторых местах истончилась из-за прорывов тварей. За спиной некроманта сверкнули зеленые всполохи, скользя по фиолетовому плащу – барьер растворился, пропуская вторгшегося мага. И сразу принялся самовосстанавливаться, очень медленно зарастая.
- Бегом! Пока не закрылся! – Всполошился Далес.
Прорываясь через упругую пленку, они преодолели стену. Покрутив головами, напарники стали выискивать фигуру в плаще. Облегченно выдохнув, Рэнуальд одними губами проговорил:
- Вон он. Идем.
Протащившись целый день, Аллен с тоской думал, когда же этот ненормальный успокоится. На ходу зажевав тщательно поделенные куски еды, охотник и инквизитор с опасением оглядывались по сторонам, как-никак они вступили на Пустынные земли, где водились только низшие и высшие демоны. Шло время, вокруг все было подозрительно тихо, только в отдалении иногда раздавался вой или непонятный скрежет, от этих звуков волосы ставали дыбом. Передернувшись, Кристиан подавленно заметил, стараясь выглядеть бодро:
- И где же все монстры? Они нас не чувствуют, что ли? Или мы далеко еще от них?
- Не говори глупостей, - поморщился Далес, - они уже давно нас учуяли и уловили тепло наших тел. Но не подходят к нам.
- Ага, потому что знают, кто мы и на что способны, - задиристо и самонадеянно заявил охотник.
- Нет, мой глупый друг, потому что чувствуют и боятся нашего спутника, идущего впереди, - прокомментировал устало Далес.
- А почему? – наивно уточнил парень, не понимая, с какой это стати здешние обитатели держатся в стороне от некроманта.
- А вот это очень интересно, - тихо ответил Рэнуальд, но не стал говорить вслух про свои догадки, которые появились после вспышки около барьера.
Подозрения окрепли, когда к концу дня потоптавшись на месте, некромант никак не мог преодолеть завал из камней. Огромные булыжники, когда-то представлявшие собой внушительный каменный забор, валялись на дороге. Еще одна зеленая вспышка, и появился большой черный волк. Вернее, Аллен так подумал в первые секунды, затем он разглядел потусторонний свет в глазницах и кое-какие отличия от живого хищника. Оценивающе присвистнув, Кристиан подумал, что какой же должна быть вблизи зверюга, если и отсюда она внушает страх. Погладив вызванное существо, темная фигура махнула в сторону камней. Нечто напоминавшее волка потрусило туда и, окружив себя черно-изумрудными всполохами, стало крошить остатки заграждения в пыль. Уважительно поглядев на труды милого питомца, охотник стал прикидывать их шансы против некроманта. Грустно потеребив коричневую прядь, юноша пришел к неутешительным выводам: да этот маг в два счета уничтожит их. И даже трупы не найдутся.
Пошевелившись, инквизитор, отмерев, стал возбужденно скороговоркой выдавать:
- О Создатель, да за какие грехи это свалилось мне на голову?! Прости меня, грешного. Неужели я заслужил такой конец пути?
- Э, да что с тобой, твое инквизиторство? - недоуменно спросил парень, глядя на спятившего мужчину.
- Что со мной?! – свирепо прорычал он, - со мной? Ничего! Совсем ничего! Ты, идиот, знаешь, что это за некромант? – тыча пальцами и покрываясь красными пятнами, заорал инквизитор.
- Тише, тише, нас услышат, - обеспокоенно закрутил головой охотник. Колдун, избавившись от животного или что это там было, стал идти к открывшемся остаткам города.
- Это не важно, - после вспышки эмоций пусто сказал Рэнуальд Далес.
Помолчав, он спросил:
- Что ты знаешь о некромантах?
- Э, ну, это маги, работающие с душами, умеющие преобразовывать мертвую энергию и управлять ею, подпитывая своими силами,- стал вспоминать учебный материал Кристиан.
- Не то, - тускло поторопил он размышления юнца, не замечающего главного, - все некроманты по своему дару разные: слабейшие способны работать только с мертвыми, им под силу оживить одного-двух покойника, их потолок - заклинания бытового уровня. Сильные - мастера боя, предпочитают призывать потусторонние существа, наделяя их огромной мощью, а не поднимать тупые скелеты и призраки, тратя силы на управление ими. Это изобретательные маги, способные на сокрушительные заклинания. И есть стихийные некроманты, их боятся не только люди, но и их сородичи. Их главное отличие – почти всегда они не могут контролировать свою колоссальную силу, показывая при любом магическом всплеске зеленые всполохи. Тебе ничего это не напоминает? – подняв голову и посмотрев прямо в расширившиеся серые глаза юноши, поинтересовался инквизитор.
Аллен застонал, ну конечно, как он мог не обратить на это внимание?! Ведь в разделе об этих темных магах особо подчеркивалось опасность стихийных некромантов: на порядок сильнее своих собратьев, не умея сдерживать свой дар, они убивали всех на своем пути – людей, магов, просто порой разозлясь или испугавшись чего-то. Теперь понятно, почему следуя за носителем исчезнувшей силы, они никого не встречали - монстры чуяли чудовищную некромантскую энергию и держались подальше от источника. Если они вступят в схватку с ним или ней, то он или она убьет их на раз-два.
- Нам конец, - пересохшими губами озвучил свои мысли юноша. – И чего мы потащились за этим…этой…в общем, ну что оно тут забыло? А вдруг оно нас заманивает, чтоб уложить на жертвенный алтарь? А там нас поджидают друзья этого? Надо…
- Цыц, - задумчиво буркнул инквизитор, - нам приказали следить за этим существом, мы будем делать это осторожно и, не привлекая к себе внимания. Вступать в бой с ним мы не будем. Нам надо только связаться с отрядом поддержки, но мой медальон в этих землях не работает. Посмотрим, зачем явилось оно, и уйдем. И непонятно, откуда взялся стихийный некромант спустя столько лет…
Придя к согласию, напарники продолжили идти за медленно бредущей по городу фигурой. Уже сгорая от любопытства, Кристиан все гадал, когда же он или она снимет свой капюшон. Хотелось вживую посмотреть на редкую диковинку. Пока они шли, мальчишка решил немного оживить мрачную обстановку и стал рассказывать про свои любовные похождения. Выяснив, что почтенный инквизитор дал обет безбрачия, юный охотник на нечисть удвоил усилия: он принялся соловьем расписывать своих избранников, стараясь расшевелить или разозлить своего спутника. Пережив за всю жизнь два увлечения, Кристиан с удовольствием в красках передавал их. Встречался он, кстати, только с парнями. Невозмутимый Далес никак не реагировал ни на сладостные намеки, ни на пылкое описание любовников. С досадой заключив, что мужчина или импотент, или по девочкам, Аллен замолчал. Посмотрев на фигуру вдалеке, юноша раздраженно подумал, да когда же этому пугалу надоест носиться по улицам. Уже битый час или два они кружат по городу не пойми зачем. Наконец некромант присел на отвалившийся обломок стены. И перестал шевелиться.
Через полчаса:
- И что он делает? – стало любопытно неугомонному Кристиану.
Через час:
- Какого хрена он там сидит?! – возмущенно-сердито буркнул он, стремясь устроиться то на дороге поудобнее, то вставая и разминая затекшие ноги.
Через полтора часа:
- Нет, я его сейчас точно убью! – распалено стал убеждать он меланхоличного инквизитора.
Через два часа:
- Все такие стихийные некроманты странные? – повертел у виска Аллен.
Фигура пошевелилась и от неловкого движения капюшон слетел, обнажая густую гриву вороного цвета.
- Ого, - восхищенного приоткрыв рот, только и смог сказать Кристиан, под плащом скрывался красавчик, при виде которого возникала только одна мысль – зацеловать и оттащить в кровать, и из плена любви не выпускать несколько часов. Нет, мало, поправился юноша, несколько дней, а лучше месяцев. В общем, влюблено таращась на это чудо, парень выбросил все свои страхи, всю неприязнь к некромантам и предавался отнюдь не целомудренным мечтаниям. Заметив блеск в глазах и пожираемый взгляд, инквизитор вкрадчиво предложил:
- Иди, поговори со своим некромантом. Может, разузнаешь что-нибудь.
- А?… Почему это он мой? – очнувшись от видений, фыркнул охотник.
- Да потому что он как раз в твоем вкусе, - непреклонно клонил свое Далес.
По-новому посмотрев на хитрого напарника, парень решил, что надо следить за своими словами. Вычленив из болтовни главное, мужчина легко увидел общие черты любовников.

@темы: ориджинал, стану светом для тебя

16:06 

Знакомство

Спустя какое-то время Аллен беспокойно стал крутиться – слова инквизитора никак не выходили из его головы. Любопытство и восхищение толкали на безрассудный поступок, хотелось подойти и познакомиться с пареньком, но здравый смысл осаживал назад. А вдруг темный совсем не в себе, увидит приближающегося чужака и испепелит его заклинанием. К тому же, только дурак не поймет, что перед ним охотник на нечисть, извечный враг некромантов. Говорить с ним он точно не будет, сразу начнет кидаться заклятиями или вызовет свою зверушку. Уныло потерев нос, Кристиан потоптался на дороге. И все же, странный какой-то красавчик: сидит продрогший и голодный в кишащем демонами месте и ничего не делает, что бы это значило? Может, он ненормальный и действует по своей логике? Пока Аллен пытался понять загадочное поведение некроманта, Рене сидел и ждал, когда же объявится какое-нибудь страшилище и нападет на него. Сопротивляться он не будет, закроет глаза и подождет смерти. Только лошадь губить жалко, вот он и оставил ее в Силке, Ли звать он не будет, чтобы не поддаться искушению защититься.
К его удивлению, когда он пересек границу этих земель, он не встретил ни одного монстра, хотя по рассказам Мари, это место было очень-очень опасным для людей. С сомнением покосившись на пустынную улицу, Рене продолжал ждать. А в этот момент Кристиан решившись, пробормотал:
- Вот идиот, каких свет не видывал!
Нервничая, он стал идти в сторону черноволосой фигуры, которая манила его не хуже сирены. Пройдя полпути, юноша увидел, что темный пошевелился и уставился на него. Мысленно обругав себя, что сейчас будет в мире еще на одного больше мертвого идиота, Аллен продолжал идти маленькими шажочками. Маг не спешил применять заклинания, он безотрывно смотрел на идущего человека. Кристиан еще больше стал переживать: неужели тот задумал гадость и ждет, когда глупая мышка сама подойдет поближе к западне? Сердце колошматилось о ребра, а рассудок вопил, что впереди опасность и надо бежать. Упрямо двигаясь, охотник старался выглядеть расслабленным и ненапряженным, всем видом показывая, что он не представляет угрозы и безобиден. До брюнета оставалось всего пару шагов, остановившись, Кристиан не удержавшись, стал рассматривать его. Вблизи оказалось, что грозный некромант совсем мальчишка, явно младше его, хрупкий с изящной фигурой. Бледноватый, смотрит во все глаза на него, красивые тонкие розовые губы, яркая зелень зрачков, а какая кожа! Поймав себя на том, что сейчас с вожделением чуть ли не облизывает каждую черточку, Кристиан помотал головой. Нашел время любоваться врагом. И все же, какие у него густые черные волосы, словно глубокая ночь, так и хочется запустить в них руку. Сморгнув, юноша услышал нежный голос, полный недоумения:
- Ты пришел меня съесть?
Озадаченно поглядев на заговорившего паренька, он удивился, с чего это такая странная мысль появилась у него, неужели он так плотоядно смотрел на это чудо?
- Э, прости, что? – переспросил он, может, он не так что-то понял?
- Я не думал, что здесь кто-то будет выглядеть как человек, ты принял такой облик, чтоб я не сбежал? – продолжал излагать свои мысли брюнет, трогательно смотря снизу вверх на гостя высокого роста и затянутого во все черное.
Кристиан совсем запутался: за кого его принимают? И почему такая странная реакция? Его не боятся, и агрессии некромант не проявляет.
- Я никуда не сбегу, можешь начинать убивать меня, я не стану защищаться, - серьезно заверил паренек, глядя грустными зелеными глазами на пришельца, выглядевшего так симпатично.
- А по попе ремнем?! – сурово произнес юноша, скрестив руки на груди. До него дошло, зачем притащился сюда доморощенный некромант.
- А-а?! – обескуражено уставясь на незнакомца, у Рене все мысли испарились от странного заявления.
- Я говорю, если ты не выбросишь из своей головы эту глупую идею, я тебя отстегаю по мягкому месту ремнем, - терпеливо стал объяснять Кристиан. Вздумал покончить с собой, еще чего! Это мое. Не отдам никому.
- С чего это? Ты не посмеешь! – боязно поежился Рене, пытаясь придать себе злой вид.
Расхохотавшись, Аллен стер выступившую слезинку, давясь, он стал говорить:
- Прости, ой, я не могу, прости, просто ты так напоминаешь котенка, которого погладили против шерсти.
Сэльйен совсем растерялся: объявился ниоткуда наглый парень, ведет себя так, как будто он ему не безразличен. Не кривится от отвращения, не видно испуга или ненависти. Может, он не понял, что рядом с ним урод? Нет, смотрит с нежностью.
Ошарашено поглядев на юношу, Рене вдруг почувствовал тепло в груди, как же хорошо с ним разговаривать. В голове вспорхнула мысль, что только утром ему исполнилось восемнадцать, его жизнь только-только началась, возможно, мрачное решение было поспешным. А появление молодого человека подарок судьбы.
- Меня зовут Кристиан Аллен, - представился гость, выжидательно посмотрев на сидящего темного.
- Рене, - решил проявить вежливость некромант, застенчиво улыбнувшись.
Вздернув бровь, охотник настойчиво спросил:
- Рене? И все? Просто Рене?
- Просто Рене. – Холодно отрезал парнишка, сразу настораживаясь.
Моментально сообразив, что допустил ошибку, юноша примирительно замахал руками:
- Ладно-ладно, не обижайся. Рене, так Рене. - Надо срочно вернуть установившееся хрупкое доверие.
– Красивое имя.
Выставившись во все глаза, малыш сразу позабыл про отчужденность: впервые в жизни ему говорят, что у него красивое имя. Похлопав ресницами, Сэльйен внимательно посмотрел на Кристиана: нет, не издевается, на лице проступило сожаление, в глазах чувствуется искренний интерес. Чуть расслабившись, брюнет более доброжелательно взглянул на молодого человека. Тот сразу уловил новый оттенок настроения и задорно продолжил:
- Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе? – бесцеремонно присев рядом на отвалившийся большой кусок стены здания, охотник вознес горячую молитву небесам - маг, похоже, совсем неопасен, мыслит человеческими категориями и знакомство с ним весьма увлекательное дело.
Установилась небольшая пауза. Оба сидели и напряженно думали, о чем вперед спросить. Первым не выдержал Рене, природная осмотрительность сдалась под натиском интереса.
- А сколько тебе лет? – неуверенно задал вопрос он, опасаясь, что может получить грубость или полное игнорирование.

- Двадцать, - последовал незамедлительный и четкий ответ. – А тебе? – живо среагировал Аллен.
- Восемнадцать, - прошелестел голос паренька.
- Да? – удивился Кристиан, повернув к нему голову, - а по тебе не скажешь. Я думал, ты младше.
Не зная плохо или это хорошо, Рене отстраненно посмотрел вдаль. Ему немного непривычно близкое общение, а вдруг он не понравится Кристиану? И тот уйдет и оставит его одного? Сэльйен стал теребить плащ, пытаясь скрыть свои переживания.
- Слушай, не возражаешь, если мы разведем костер? Как-то неуютно сидеть в темноте, да и теплее станет, – предложил охотник, ему было не по себе находиться посреди улицы во мраке, зная, что рядом бродят голодные монстры.
- А, конечно, - рассеянно согласился брюнет, похоже, его новый друг не хочет уходить.
Встрепенувшись, Рене поинтересовался:
- Что надо от меня?
- Ничего, я сам все сделаю. Сиди. – Твердо ответил Аллен, поражаясь тому, что с каждой минутой все больше хотелось окружить малыша заботой.
Разведенный небольшой костер весело трещал ярким огоньком в ночи, высвечивая два сидящих рядом силуэта – один парень повыше ростом, а другой на голову ниже.
А в отдалении в развалинах ежился от леденящего холода инквизитор Далес и недобрым словом поминал юнца, вовсю занятого флиртованием с красавчиком. Перепало и всему ордену, заодно на всякий случай и Родригесу.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:19 

Начало действий инквизиции

Проснувшись, Рене пошевелился и тут же недоуменно замер: что-то сковывало его движения и прижималось к нему. Было тепло и уютно. Странное чувство, как будто он не один. Раскрыв глаза, Сэльйен осознал, что он лежит, прижавшись спиной к груди парня, и его крепко обнимают руками и ногами. Смутившись, он стал вошкаться, пытаясь высбодиться из тесных объятий.
- Ты уже проснулся? – раздался сонный голос. Причем его обладатель вовсе не собирался ослаблять хватку.
- Отпусти, - тихо попросил Рене. На вид он был спокоен, но внутри все бурлило в панике. Если вчерашний незнакомец сейчас не отпустит его, то что-то будет.
- Конечно, - отозвался Аллен.
Убрав со стройного тела руки и ноги, Кристиан стал потягиваться и зевать, наблюдая за брюнетом. Тот покрутил головой, серьезно осмотрелся и глубоко вздохнул. Страх в зеленых глазах пропал. Поспешно отойдя от поднимающегося юноши, Рене напряженно замер на месте.
Глядя на топтавшегося рядом паренька, смотревшего на него с видом дикого зверька, Аллен подавил в себе желание рассмеяться: и этого грозного некроманта они боялись? Хотелось затискать это нежное чудо, пройтись рукой по шелку черных волос, убрать из глаз настороженность, зацеловать до умопомрачения. Только рано еще. Если он позволит сделать себе лишнюю вольность, эта прелесть испарится как мираж. Пугливый как серна, Рене недоверчиво относился к каждому движению. Надо набраться терпения. Хотя иногда поведение темного напоминало поведение ребенка, зато он чутко считывал все эмоции, мгновенно анализируя любой жест.
- Как спалось? Ты уснул, вот я устроил тебя возле себя, чтоб было теплее, костер все равно ночью бы погас, - на всякий случай пояснил Кристиан.
Переведя взгляд на остывшие угли, Рене виновато посмотрел на позаботившегося о нем гостя.
- Спасибо, - быстро кинув взгляд на юношу, Сэльйен отвел глаза.
- Не за что, - ровным голосом ответил Аллен, - давай поедим.
Оглядевшись и поняв, что запасов еды нет, он поправился:
- Я пойду, поищу что-нибудь съедобное, а ты жди меня здесь, что-нибудь придумаем.
Кивнув, Рене дождался, когда Аллен исчез, и стал напряженно думать: появление незнакомца в пустынном месте подозрительно. Возможно, его выследили. Но только почему не хватают и не связывают? И ничего не делают? И почему только один человек? Странно очень. Может, молодой человек здесь не из-за него? Тем более он как-то странно себя ведет, с удовольствием общается и смотрит иногда так…как будто хочет обнять. Такие взгляды он ловил между влюбленными в деревне. И никакой тени фальши, а такое он чувствует в окружающих моментально. Не придя ни к чему, Сэльйен решил подождать Кристиана, а там уже действовать по обстановке. Юноша притащил охапку веток с черно-голубыми мелкими ягодами, сгрузив добычу, он приглашающее махнул рукой и успокаивающе проговорил:
- Больше ничего другого не нашел, но ягоды очень вкусные. Ешь, не бойся, они точно съедобные и не ядовитые.
Срывая ягоды тонкими пальчиками, Рене аккуратно принялся их есть. Вкус у них был медово-сладким, возмущенный желудок с радостью поглощал еду после голодовки. Наевшись, паренек сыто и с благодарностью посмотрел на своего спасителя, который после завтрака встал, отряхиваясь.
- Понравилось? Думаю, нам хватит и этих ягод, если бы только у нас была посуда, я невдалеке видел грибы, можно было бы их сварить, - мечтательно протянул Аллен. – Ну, пошли?
- Куда? – удивленно поинтересовался темный, вскидывая на охотника пронзительные зеленые глаза.
- Как куда? Пошли отсюда. Ты же не собираешься торчать в этом ужасном месте всегда? – небрежно и уверенно дернул плечами охотник.
В замешательстве Рене поднялся следом, загадочный молодой человек нарушил его план, теперь он совсем не знает, что делать. Решив последовать за Кристианом, Сэльйен сделал один, но огромный шаг к доверию.
- Идем, Рене? – ободряюще улыбнулся Аллен.
На миг магу показалось, что он увидел в серых глазах облегчение, но через секунду там была только серьезная внимательность. Списав все на обман зрения, он согласно кивнул:
- Идем.
Всю дорогу Аллен оживленно рассказывал иногда смешные случаи, иногда интересные факты о растениях, если речь заходила о нем самом, он отвечал искренне, но старался сразу перевести разговор в другое русло. Сэльйен чувствовал, что тот что-то скрывает, но впрямую не решился спрашивать, боясь вызвать недовольство друга. Ему нравилось идти за Кристианом, ощущая заботу и защиту, неважно, куда и зачем. Главное, быть рядом с ним. Послушно следуя за юношей, погрузившись в новые ощущения, Рене даже не спросил, а куда они двигаются. Аллен задал энергичный темп, брюнет еле поспевал за ним.
Достигнув барьера, охотник в замешательстве попробовал пройти через него. Но упругая преграда и с места не сдвинулась. Маг скептически смотрел на наскоки и тараны с разбегу Кристиана. Все это сопровождалось тихой руганью и уговорами пропустить двух жутко влиятельных особ. Не выдержав, Рене переливчато тихо рассмеялся. Аллен пораженно обернулся и посмотрел на сияющего от радости некроманта. Впервые он видел, чтоб темный улыбался. Заметив, что его рассматривают, Сэльйен адресовал вопросительный взгляд. Пожав плечами, юноша вернулся к изучению проблемы: уставившись на барьер, он мельком ощутил, что подошел Рене. Еще миг – показался зеленый свет, и барьер был разорван начисто. Схватив за руку паренька, охотник потащил его со всей скоростью – инквизитор Далес должен успеть преодолеть защиту. Поймав недоумевающий взгляд друга, Кристиан тут же нашелся с объяснением – если они не хотят встретиться с какой-нибудь тварью ОТТУДА, им лучше поторопиться. Кивнув, Рене поспешил. Когда они очутились от барьера на приличном расстоянии, Сэльйен остановился отдышаться. Аллен терпеливо ждал, ему такие пробежки были не в новинку. После передышки маг накинул на себя капюшон.
- Оставь, ты красивый без плаща, - вырвалось у Кристиана. Поняв, что сказал, он прикусил губу.
Недоумевающе поглядев на юношу, Рене скинул капюшон и нервно провел пальцем по шее. Ему было непонятно: его новый знакомый не считает его уродом? Он-то привык скрывать свою внешность после смерти Мари, вбив в свою голову, что он некрасивый. До Силки оба парня шли молча, охотник выстраивал варианты, где может быть поддержка. Когда показался город, их грамотно окружили. Рене с расширенными глазами от ужаса смотрел на коричневые рясы инквизиторов. В книге по истории он пытался прочитать про орден инквизиторов, но осилил только первую страничку, иллюстрацию к этому разделу он прекрасно запомнил. Попятившись назад, он инстинктивно прижался к Кристиану, ища защиту. Со стороны подлетел запыхавшийся монах, утирая пот с залысины, он протараторил:
- Кристиан, мальчик мой, блестящая операция, я сообщу твоему руководству.
Рене в шоке переводил взгляд с толстяка на Аллена: они знакомы? О какой еще операции он говорит? Охотник вовсе был не рад закономерному концу, он хмурился и старательно отводил взгляд от беззащитного комочка, которого предал. Внутри голос рассудка убеждал расстроенные чувства, что так надо: некромант принесет много смертей и кто знает, скольких он убил. И откуда он знает, вдруг этот невинный на вид мальчишка разламывал грудные клетки людей и вытаскивал наружу кишки, разматывая их от скуки? В книгах писали, что некроманты непредсказуемы и жестоки.
Ощерившиеся арбалеты в руках инквизиторах отбивали всякое желание даже шевелиться: у Рене кожа стала зудеть от магической начинки стрел, кончики подушечек неимоверно чесались . Аллен медленно отошел от брюнета и спросил у Рэнуальда:
- Что с ним будет?
- Отведут к нам в орден, там допросим: откуда взялся, кто родители, кто скрывал, - бодро с предвкушением стал отвечать мужчина.
- Почему к вам? Я задержал его. Я настаиваю, чтоб его передали в мой отдел, - заупрямился Кристиан, еще больше хмурясь.
Сложив руки на груди, инквизитор недовольно сжал губы:
- Наставник Родригес ждет его, вы, охотники, не сможете грамотно работать с задержанным, у вас только грубые физические методы.
Сэльйен съежился, что с ним собираются делать? Став белее простыни, паренек привлек к себе внимание, устав делить добычу между собой, охотник и инквизитор посмотрели на некроманта.
- Ты пугаешь Рене, - упрекнул Аллен напарника. – Сам знаешь, к чему это может привести.
Далес повертев головой, понял, что отступать некуда, неуверенно пробормотал:
- Ладно, согласен на компромисс. Ты идешь с нами, но мальчишку я вам не отдам.
- Согласен, - быстро сориентировался охотник, пока инквизитор не передумал.
Аллен подошел к брюнету и мягко взял его за руку, надеясь, что это немного успокоит того. Но судя по тому, как дрожал паренек и умоляюще смотрел на них, он еще и в обморок грохнется.
Инквизитор Далес посмотрел на жавшегося мальчонку и Кристиана, обвившего его рукой за талию, и скомандовал, пока некромант не опомнился и не применил свои способности:
- Портал, быстро!
Кто-то из отряда активировал амулет перемещения, и они мгновенно оказались во дворе ордена инквизиции.
- Этого в тюрьму и охранять вчетвером, не меньше. Я найду Родригеса и поставлю в известность, выполнять. – Махнул рукой в сторону Рене Рэнуальд.
Стоило монахам сделать шаг к темному, как Кристиан загородил собой паренька и пропел сладким голосом:
- Ах, ваше инквизиторство, как вы можете быть так суровы к юному созданию. Вы же не хотите, чтоб он расстроился и обиделся на ВАС?
- Что ты хочешь этим сказать? – напрягся инквизитор.
- Предлагаю поместить его под охрану в ваш корпус. Беру Рене под личную ответственность.
- Не слишком ли ты, Кристиан, заинтересован в нем? – пристально вперил черный взгляд в охотника Далес.
- Это не касается дела, - отрезал охотник, враждебно уставясь на Рэнуальда.
Поиграв в гляделки, инквизитор тяжело вздохнул:
- Если что-то произойдет, отвечать будешь и перед Наставником, и перед своим руководством. От задержанного ни на шаг. Вас проводят.
Победно ухмыльнувшись, Аллен демонстративно отвернулся. Окружив почетным конвоем, сопровождающие монахи двинулись к серому многоэтажному зданию. Обойдя парадный вход, они пошли к черному. Дежурившая охрана хотела было их остановить, но суровый неулыбчивый блондин прошептал пару фраз, и их сразу пропустили. Сопроводив до кабинета, двое инквизиторов осталось в коридоре караулить, а двое зашли внутрь. Длинный официальный стол, множество стульев, видимо, это зал для переговоров. Стража заняла место возле двери. Не обращая на них никакого внимания, Кристиан посмотрел на темного:
- Рене, - нерешительно позвал он, видя, что брюнет печально уставился в пол, поникнув. Тот даже не пошевелился, юноше стало очень больно и стыдно. Жгучий стыд предательства разъедал все внутри.
- Рене, прости меня, пожалуйста. Я следил за тобой, но я не хотел, чтоб все оказалось так.
Сэльйен поднял голову, Аллен был готов ко всему: к ярости, ненависти, укору, но парнишка так несчастно на него смотрел, что Кристиан не выдержал. Метнувшись к ставшему дорогим человеку, он, обнимая и поглаживая плечи, волосы, безумно шептал:
- Прости, малыш, прости, все будет хорошо, я обещаю. Я тебя не отдам никому. Никто тебе ничего не сделает, не бойся. Веришь?
- Уже поздно. Ты ничего не сможешь сделать. Меня не выпустят отсюда, когда я им надоем, меня приговорят, - убито проговорил Рене.
- Нет, малыш, нет, я поговорю с Наставником ордена инквизиторов, заверю, что ты неопасен. Заберу тебя на поруки. Тебя не имеют право держать здесь.
Мальчишка прижался поплотнее к груди, уткнувшись лицом в драгоценное тепло. Он не верил в людей, кроме Мари, никто не сделал ему что-то доброе. Хоть напоследок перед смертью он ощутит искреннюю ласку. Проведя по лопаткам, Аллен крепко обнял хрупкую фигуру, словно закрывая от всего внешнего мира.
- Рене, скажи, ты убивал когда-нибудь в своей жизни? – тихо прошептал юноша на ухо магу, чтоб не услышали инквизиторы.
Отстранившись, Сэльйен помотал головой и лихорадочно забормотал:
- Нет, ты что. Никогда. Как ты мог такое подумать?! Я…
- Тише, я понял. Но мог бы? – еле слышно проговорил, покосившись в сторону соглядатаев.
Широко раскрыв глаза, Рене смотрел на юношу, который такое предлагал.
Разговор оборвался из-за того, что открылась дверь, и вошел седовласый подтянутый мужчина, стремительно закрыв дверь, он прошел к шепчущейся паре.
- Здравствуйте, молодые люди, - пророкотал бас, - Я Родригес дар Хельм, Наставник этого ордена.
Юноша стразу напрягся, сосредотачиваясь, а брюнет растерянно смотрел на живую легенду Ирэи. Установилось молчание.
- Итак, мальчик, расскажи, кто твои родители? – сразу перешел к главному Родригес. Если бы перед его глазами сейчас не стоял некромант, он бы никогда не поверил, что в мире ниоткуда возник повелевающий смертью. И судя по отчету, сильнейший из их вида.
Прижавшись к Кристиану, Рене молчал: он не собирался ничего говорить про свою семью, так как знал, что за этим последует. Какими бы не были миледи Изабель и Рудольф, они вырастили его. Выдавать их на расправу инквизиции он не хотел.
- Молчишь? Может, твой спутник посговорчивее будет? – перевел взгляд с задержанного на охотника.
Рене задрожал, он не понимал, что своим поведением давал все карты в руки инквизитору. Прожив не одно столетие, дар Хельм наметанным глазом видел слабые места людей и знал, куда можно надавить. Охотник зашипел не хуже рассерженного кота:
- К чему такие допросы, уважаемый инквизитор? Предъявляйте обвинения по факту, иначе я позабочусь, чтоб император узнал о незаконном задержании.
- Какой шустрый молокосос, - хмыкнул Родригес. – А известно ли тебе, что отказ от сотрудничества уже может стать поводом для обвинения?
- В каком месте это сотрудничество? Это называется запугивание и шантаж, - не остался в долгу юноша. – А известно ли вам, что это может стать поводом для жалобы? – полностью скопировал он тон инквизитора.
- Норовистый какой, нам такие кадры пригодились бы, не хочешь пойти к нам? – с интересом спросил Наставник.
- Нет, на мне ваша ряса будет некрасиво сидеть, - отпарировал Кристиан.
Рене смотрел на это взаимное прощупывание и встревожено смотрел то на спокойного как скала Родригеса, то на задиристого Аллена.
- Мы согласны на привлечение к делу чтеца. С условием, что он не навредит Рене и будет действовать аккуратно, - сделал ход Кристиан.
- Чтец? – тихо переспросил маг, не понимая, кто это.
- Так надо, доверься мне, - прошептал в ответ охотник. – Хорошо?
Кивнув, Сэльйен посмотрел на Наставника. Тот задумался и, не видя причин отказаться, вслух произнес:
- Решено.
Сжав амулет на груди, он вызвал чтеца мыслей.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:20 

Осада и освобождение

Какое-то время Родригес изучающе рассматривал некроманта; он вел себя совсем по-другому. Последний пойманный им колдун много десятков лет назад даже в плену вел себя как хозяин – нагло и высокомерно, не показывая слабости и страха. Как же давно это было. Откуда же взялось это непонятное недоразумение? И льнет к своему врагу, словно беспомощный птенчик. Возможно, из-за юного возраста еще не появилось чувство всемогущей дозволенности. Некроманты считали всех за ничтожеств, кроме себя, лишь древние вампиры вызывали у них почтение.
Инквизитор стал продумывать свои действия: надо указать чтецу, чтоб вычислил родителей пойманного мага. Нужно срочно найти и устранить бродившую на свободе пару. И следует приказать, чтоб он внимательно просмотрел в памяти все неконтролируемые всплески сил и отследил жертвы. Потом можно будет составить обвинения. Возможно, император Лейден отменит казнь преступника, рассчитывая его использовать в войне. Судя по виду, мальчишка согласится на сотрудничество под страхом смерти.
А может…мужчина испытывающе стал вглядываться в лицо врага, может, это все ложь? Иллюзия, рассчитанная вызвать жалость и усыпить бдительность? Инквизитор напрягся – нельзя расслабляться!
Раздался тихий стук в дверь, и вошел чтец, закутанный наглухо в хламиду, надежно скрывающую фигуру и лицо. Наставник кивнул в сторону коридора и вышел. Сплетя сеть от подслушивания, он стал объяснять, что его интересует. Кивнув, вызванный человек недовольно передернулся. Смотреть стихийного некроманта было крайне опасно, но отказаться было невозможно. Дар Хельм сделает все, что в его силах, чтоб в этом случае его задвинули на задворки на службе. Обреченно зайдя в помещение, чтец встал напротив парнишки, тот шарахнулся от мрачной фигуры, но Аллен успокаивающе положил руку на плечо и чуть придержал.
- Все хорошо, Рене. Не волнуйся, он быстро посмотрит, и ты свободен, - тихо проговорил юноша брюнету.
Сдвинувшись в сторону, чтоб маг смотрел на него, Кристиан взял его за руки и, глядя в глаза, стал настраиваться на медитацию:
- Рене, все хорошо, ты в безопасности. Смотри на меня, доверься мне. Я с тобой.
Чувствуя стоящего рядом Рене, охотник погружался в транс и старался увлечь его за собой. Так он надеялся не допустить вспышку магии. Уловив связь, молодой человек вцепился в нее: чудо, что он в таких условиях так быстро смог настроиться. Ощущая только свет и тепло перед собой, уже не видя ничего, Аллен начал успокаивать противоречивый хаос эмоций. Сэльейн, ощущая чужое влияние, не поддался назад, разрывая связь. Он еще ближе устремился к чужому сознанию. Кристиан не видел события из жизни Рене, он только мог соединиться на уровне чувств. Смягчая вторжение, он облегчает задачу чтецу. Поняв, что императорская ищейка подключилась к считыванию памяти, Аллен старательно запрятал свое волнение в глубины. Если что-то пойдет не так – не то что от них, от этого места даже руин не останется. Мучительные минуты все текли и текли, казалось, время растянулось тягучим занавесом и застыло. Когда чтец освободился, Аллен покинул сознание Рене. В первые секунды охотнику стало не по себе: чувство утраты вопило вновь соединиться и стать единым целым. Хладнокровно отрезав остатки связи, он требовательно посмотрел на Родригеса дар Хельма.
- Оставьте нас! – властно приказал Наставник ордена всем присутствующим.
Охрана вышла первой. Скривив губы в усмешке, охотник скользнул обеспокоенным взглядом по молчаливой темной фигуре чтеца и внушительному силуэту инквизитора, но последовал за конвоем. Рене беспрекословно пошел за Кристианом. Отвели их в другой кабинет в самом конце коридора.
- Ну, кто родители этого щенка? – нетерпеливо спросил Родригес.
- Изабель и Рудольф Сэльйен. – Лаконично стал излагать увиденное чтец.
Только проявилась радость на лице инквизитора, как он добавил:
- Приемные. Милорд Рудольф Сэльйен скончался несколько лет назад. Мальчик к смерти не имеет никакого отношения.
Разом потухнув, дар Хельм задумчиво стал скрести подбородок:
- Дальше.
- Я не нашел никаких воспоминаний о настоящих родителях. – Бесстрастно стал отчитываться чтец. – За всю жизнь у мальчика не было ни одной неконтролируемой вспышки магии. Вы ошиблись. Это стихийный некромант, полностью владеющий своим даром. Предъявить ему абсолютно нечего: он ни разу никого не убил, не причинил никому вред.
- Что?! – ошарашено воскликнул Родригес, перебивая чтеца.
По-прежнему малоэмоционально лилась речь:
- Скорее, ему нанесли травму. Рекомендую задержать миледи Изабель по обвинению жестокое обращение с ребенком. И еще. – Таинственный незнакомец продолжил после запинки, выдавать важные сведения ему не хотелось, но утаивать информацию он не имел права, естественно, позже все будет продублировано императору. - Он не понимает, кто с ним рядом находится. Но последует за юношей, что стоял рядом, куда угодно и сделает все, что тот попросит.
- Вот как, - задумчиво пробормотал Родригес, смотря в пол, - Изабель Сэльйен будет задержана и допрошена. А вот мальчишка…
Выпрямившись и расправив плечи, он уже более твердо произнес:
- Доложи императору, что у меня чрезвычайно важное дело к нему, требующее незамедлительной встречи. Все, иди. Немедленно выполняй поручение.
Поклонившись, фигура в темной хламиде поспешила уйти. Чуть помедлив, инквизитор закрыл глаза, обдумывая новые сведения. Лакомый кусок добычи попался, но использовать пойманного некроманта на благо ордена не получится. Император живо вцепится в сногсшибательные возможности мага, а всех, кто будет ему мешать, отправит к Жнецам на грань. Поежившись, Настоятель ордена решил, что своя жизнь дороже открывающихся перспектив, и значит, нечего пытаться бороться за Рене. Хотя…а если, надавить на охотника и темного и заставить выполнять приказы? Свергнуть Лейдена и встать во главе Клесса. Тогда все будут преклоняться перед ним и преданно служить вере, пристально следя друг за другом в поисках скверны. Фанатично сверкавшие глаза потускнели – мысли Родригеса дар Хельма перескочили на врага – в войне на два фронта орден не выстоит, момент неподходящий, страна слаба, их не поддержат, вдобавок, нечисть… Смиренно вздохнув, инквизитор отрекся от планов по захвату власти, его долг – бороться с тварями. Он подождет...и тогда своего шанса не упустит.
Сурово сжав губы, Наставник двинулся из кабинета к задержанным. Необходимо придумать благовидный предлог, чтоб пленники не вздумали сбежать и оставались здесь до распоряжений императора. Войдя в помещение, глава инквизиторов с трудом удерживал бурю негодования. Нелюдь с невинным видом смотрел в окно, расслабившись в объятиях охотника, а этот тупица безмятежно стоял, прижимая к себе ЭТО, скрестив на талии руки.
Брезгливо кхекнув, Родригес привлек к себе внимание, чуть раздраженно буркнул:
- В результате чтения мыслей задержанного была установлена полная невиновность оного, решено задержать миледи Изабель Сэльйен и…
Рене смущенно дернулся, высвобождаясь из уютного тепла и принялся вслушиваться в вердикт, с трудом веря слуху. Невиновен. Его отпустят. Радостно сжав пальцы Аллена, паренек одурел от свалившегося счастья и, не подозревая, что вокруг него уже закрутились высшие фигуры.
- Инквизитор Хельм! - ворвался в кабинет растрепанный раскрасневшийся юнец в рясе, переводя панические взгляды то на Родригеса, то на чужаков.
- И доложить об обстоятельствах дела императору Лейдену о вопиющих нарушениях чести и морали, - продолжал бубнить Настоятель, увлеченный вынесением приговора, не отреагировав на наглое вмешательство.
- Инквизитор Хельм! – взвизгнул растерявшийся ученик.
- Молчать! Как смеешь, ты, прерывать…- начал было сердито отчитывать дар Хельм. – Что произошло? – рявкнул он.
- Нас атакуют! – на одном дыхании выпалил послушник.
- Что?! Но кто? – растерянно пробормотал Родригес.
- Вас просят немедленно явиться к воротам, - затараторил гонец, посланный внешней охраной, - на переговоры.
Весь орден гудел как встревоженный улей, весть разлетелась мгновенно, взбудораженные инквизиторы готовились к бою. Настоятель ордена поднялся на укрепленную стену, осматривая окрестности, и затребовал отчет у ближайшего подчиненного:
- Доложить обстановку.
Безрадостная картина многое прояснила: окружив весь комплекс зданий, безмолвная шеренга оцепила весь забор. Куда не глянь, везде безмолвные одинаковые фигуры, не двигающиеся, не разговаривающие. Застывшие на месте парни и девушки были похожи друг на друга словно сестры и братья, серые глаза и белоснежные волосы, забранные в хвост, кожаный легкий доспех и парные клинки, закрепленные на бедрах.
- Так-так, Мират прислал своих бездушных, - процедил инквизитор, глядя на войско.
Поодаль за цепочкой единственный всадник на коне подъехал ближе, завидев Настоятеля. Задрав голову, фигура в черной одежде, выдвинула ультиматум:
- Я Тэй Леенс, вы окружены и вам не вырваться. Мои воины уничтожат любого из вас. Но мне нужен только один, обладающий уникальной силой, отдайте мне этого человека, и я уйду, не тронув никого из вас.
Нахмурившись, дар Хельм еле слышно ругнулся:
- Крысиное дерьмо, учуял мага, чтоб тебя неупокоенные разорвали!
Шепотом приказал инквизитору:
- Моих гостей немедленно проводить до подземного лаза и довести до выхода. Исполнять!
И погромче прокричал:
- Здесь каждый обладает способностями, кто именно тебе нужен? И какие гарантии, что никто из ордена не пострадает?
Пока командующий среднего звена пытался найти выход из непростой ситуации, Аллен и Рене тщетно старались разглядеть хоть что-то в окне, но ничего не было понятно. Кристиан тихо шепнул брюнету:
- Не двигайся, нам надо бежать, я сейчас нападу на охрану.
- Но нас ведь отпустят, - неуверенно возразил Рене.
- Нет, - отрезал охотник, не желая вдаваться в подробности.
- Не разговаривать! – прикрикнул на шепчущихся охранник.
Без промедления Аллен пустил электрическую молнию в инквизиторов, сработала защита от нападения, и вокруг возник радужный щит. Оглушенные воины не успели ничего сделать - Кристиан ударил еще одним разрядом, собрав как можно больше сил. Инквизиторы рухнули без чувств на пол.
- Бежим, - юноша схватил Рене за руку и рванул к двери.
- Стоять, - резко заорал человек, появившийся в дверном проеме, быстро сообразив, что происходит.
- Я выведу вас отсюда, снаружи мы окружены стертыми, там целая армия, - объяснил посланец дар Хельма.
Аллен чуть расслабился и кивнул в знак согласия. Сэльйен озадаченно покрутил головой, но пошел за охотником. Пока компания выбиралась из здания, паренек прошептал:
- Кто такие стертые?
Следуя за провожатым, Аллен торопливо начал объяснять:
- Так мы называем даэртов из Мирата, стирается прошлая личность человека и в бездушную оболочку вкладываются инстинкты воина. Говорят, что с ними что-то отвратительное делают, отчего все стертые выглядят словно отражение одного человека.
Тем временем инквизитор взял со стены один из факелов и двинулся в подземелье тюрьмы, там находился секретный подземный ход. Приложив знак ордена к стене, он застыл, жестом приказав, не двигаться паре, стоящей за спиной. В проеме из ниоткуда возникла сверкающая прозрачная решетка и исчезла. Аллен вздрогнул, с таким он уже встречался. Как-то раз он в составе с учебной группы натолкнулся на схрон инквизиторов: на точно такую же решетку налетел бедолага, через секунду на его месте остались одни куски разрезанной плоти. Рене с любопытством смотрел на магическую защиту, он не мог разглядеть невидимую ловушку, но инстинкты предупреждали, что где-то поблизости источник магии. Пропустив спутников вперед, инквизитор приложил знак в другое углубление, закрыв снова проход. Ступив на лестницу, брюнет поежился: там было темно и мало места.
- Пригнитесь, здесь невысоко, и ни звука, - предупредил их воин.
Приходилось идти согнувшись, чадивший свет от факела тускло освещал узкую дорогу. Стены и пол были пыльные от земли. Продираясь через лаз, Рене подобрал полы плаща, тот грязной тряпкой волочился, шоркаясь об стены. Нескончаемый длинный тоннель как змея извивался то влево, то вправо. Один раз решено было устроить передышку, потянувшись, Кристиан размял мышцы и сел на пол, приглашающее похлопав по себе. Застенчиво помявшись, Сэльйен примостирился между ног охотника, сев спиной к груди Аллена. Его немедленно обняли и аккуратно принялись счищать пыль с волос и плаща. Зажмурившись, Рене благодарно принимал заботу о себе, понемногу он стал привыкать к касаниям, нежным знакам вниманиям. С каждым разом прикосновения Кристиана становились все необходимее.
Выбравшись из лаза, их проводник оставил, указав напоследок:
- Идите вперед по лесу, прямо, никуда не сворачивая. Скоро появится город, это Тишш. Советую про лаз забыть, управляющему городу скажите, что на наш орден напали войска Мирата, предупредите о грозящей опасности.
Когда беглецы уже были далеко, командующий Леенс раздраженно дернул поводья лошади - полчаса он без толку продирается через хитрые паутины слов инквизитора, добиваясь ответа. Но тот не соглашался выдавать странного человека, но, вроде, как и не отказывал, словом, хитро торговался или… молнией сверкнула догадка – оттягивал время! Просканировав участок перед собой, он чуть не взвыл – его провели как ребенка! Необычный источник ощущений, из-за которого он свернул с маршрута, исчез. Едва почувствовав необъяснимый прохладный след чей-то сущности, Леенс насторожился, не припоминая такой ауры. Приказав колонне даэртов двигаться максимально бесшумно, Тэй начал выслеживать непонятный феномен. Увидев инквизиторскую базу, командующий даже опешил. Что такого могли отрыть эти олухи, что даже он, опытный воин, не смог распознать? Сначала Леенс собирался атаковать поселение, но не зная, кто был источник и где конкретно он находится, передумал – велик риск убить интересную новинку. Даэрты безжалостно бы вырезали всех без разбору, поэтому командир среднего звена начал переговоры, давая шанс врагу выдать заинтересовавшего его человека.
Зло сжав губы, Тэй Леенс приказал отступить и вернуться к исходной цели - достигнуть столицы Клесса и соединиться с другими звеньями Мирата для финального сражения.
Настроившись на передачу, командир звена решил доложить о случившемся:
- Ваше высочество, по пути я столкнулся с необъяснимым – неизвестной природы существо находилось в ордене инквизиторов, выяснить про него ничего не удалось. Я смог только засечь мощное излучение его ауры, как будто соприкоснулся с холодной водой.
Пепельный водопад волос заструился от движения, фигура, стоявшая вбок, развернулась прямо. Уставившись алыми глазами, его высочество Эйрэн заинтересованно потребовал:
- Расскажи подробнее…

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:22 

В лесу

Оставшись в глухом лесу, Кристиан осмотрел своего спутника и тяжело вздохнул: перепачканные и уставшие, в порванной одежде, они были похожи на голодранцев. К тому же жутко хотелось есть. Им нужно отдохнуть. И ко всем проблемам малюсенький факт – никакого оружия у них нет! И это посреди безлюдного опасного леса. Прислушавшись к себе, Аллен решил, что его остатков сил хватит всего лишь на парочку дохлых магических ударов.
Вот если бы у него было с собой оружие…мечтательно проведя по поясу, охотник хмуро нащупал пустоту – любимого кинжала не было на месте, все осталось в Силке. Как и все выпускники, в первую очередь он делал упор на боевую магию и лишь потом на холодное оружие. На уровне базового курса он и мечом сможет драться, но предпочитал все-таки кинжал, который намного удобнее для неосновного атакующего. После стажировки его уже ждала команда: ее лидер-боевой маг, два воина и целитель. Кристиан должен был занять место второго мага. Такой большой состав предназначен для опасных и чрезвычайно важных заданий от императора. Ученики, блестяще зарекомендовавшие себя в учебе, были нарасхват у таких командиров.
Упрямо тряхнув головой, молодой человек настроился на то, чтоб дойти до города во что бы то ни стало: возможно, враг направляется туда, нужно опередить его. И надо позаботиться о безопасности Рене. Аллен устало потер висок: столько проблем навалилось, и принимать решение только ему.
- Рене, надо торопиться, - негромко произнес охотник, осматривая тропинку, - пойдем.
Кивнув, черноволосый юноша в обшарпанном плаще в грязных пятнах пошел рядом с охотником.
Быстрым шагом пара двинулась по тропинке, мелькающей среди деревьев.
- Кристиан, скажи, - начал неуверенно Сэльйен, - почему здесь оказались войска Мирата?
Насколько парень помнил карту, Мират был ближайшим соседом Клесса и располагался левее его.
Аллен аж поперхнулся от вопроса.
- Ты что, не знаешь? – удивленно спросил он, останавливаясь.
Рене отрицательно покачал головой.
- Началась война, Мират напал на нас, - глухо ответил Кристиан, возобновляя движение.
- Н-но, почему? – недоумевающе поинтересовался паренек.
- Его высочество давно желает расширить свои владения, - саркастически заявил охотник на нечисть.
- Его высочество? – от любопытства Рене чуть вытянул шею, в книгах ничего не упоминалось об этом, там давалась только история государства.
- Угу, тебя кто учил? Отправить бы этого умника хлев чистить, - заметил Кристиан.
Поглядев на погрустневшую мордашку спутника, он принялся рассказывать:
- Мират принадлежит его высочество Эйрэну Шэссу, весьма талантливому ублюдку. Он подмял под себя все земли и заставил себя бояться не только своих подданных, но и соседних правителей. Очень амбициозный. По происхождению редкий полукровка – от вампиров ему достались клыки и непеременчивые алые глаза, может питаться и кровью, и человеческой едой. По меркам сородичей юнец.
- Вампир? – ошарашено протянул брюнет, вспоминая все, что читал про эту расу в книгах.
- Наполовину, - поправил его Кристиан.
- Подожди, но как же он правит? – лихорадочно стал выспрашивать осмелевший некромант. – Ведь ему должно быть больно.
Трактат о расах четко описывал особенности вампиров: хищники, ведущие ночной образ жизни из-за чувствительных глаз. Находясь в человеческом облике, они не замечали солнце. Но принимая боевую форму, не могли выносить яркий солнечный свет, невыносимо резавший алые зрачки.
- А очень просто, он заставил магов установить защиту над своей столицей. И теперь город всегда погружен в серый свет. Такой щит сожрал несколько жизней магов, на что его королевское высочество Шесс только зевнул и сообщил, что слабакам туда и дорога. – Последние слова охотник прошипел, сдерживая ненависть, на лекции им рассказывали про его высочество Эйрэна Шесса. Никому не известный вампир в одиночку пробил себе дорогу к власти: вышел на заговорщиков против короны, ловко внедрился в их ряды, а после коронации сыграл роль простака, целиком преданного новой власти. Выждав удобный момент, убил своего союзника, а перед народом был представлен как освободитель от узурпатора.
Рене обдумывал новую информацию и поэтому не сразу сообразил, что уже несколько минут его настойчиво о чем-то спрашивают.
- Прости, что ты сказал? – неловко извинился юноша.
- Расскажи что-нибудь о себе, - попросил Аллен, - но если не хочешь, не надо, - быстро добавил он.
- Рассказать, - задумчиво протянул Рене, замедлив шаг и смотря на землю. – Что ж. Я родился в благородной семье, своего отца я не помню, а мама всегда кричала на меня и старалась отправить меня куда-нибудь подальше от себя. Меня никто ничему не учил, если бы не Мари, моя няня, неизвестно, что со мной было бы. Мы жили в отдаленной деревушке, надежно скрытой от инквизиторов, только благодаря этому я выжил. Потом пришел как-то староста и объяснил, что лучше мне уйти из деревни. Мари к этому моменту умерла, и у меня не было близких людей, я отправился, куда глаза глядят. Везде на меня смотрели с отвращением и страхом, мне не за что было цепляться, и я двинулся к Проклятым землям. Остальное ты знаешь. – Сэльйен торопливо посмотрел на молодого человека, боясь увидеть что-то плохое.
Но Кристиан смотрел участливо и тепло, он медленно, но уверенно начал говорить:
- Вот как…я обещаю, что…
И в этот момент сзади с дерева спрыгнуло большое животное и рухнуло на охотника, сжимая челюсти и впиваясь в тело когтями, но хищник немного промахнулся и вцепился зубами не в шею, а ближе к плечу. Человек, свалившийся под тяжестью рахса, не мог пошевелиться. Боевые инстинкты отреагировали на источник боли, и тело выпустило разряд. Отпрыгнув от слабого электрического удара, четвероногое чудовище застыло на месте, не сводя взгляда с людей. Рене кинулся к лежащему на земле Аллену, зажимая рану. Текущая кровь мигом окрасила его пальцы, Сэльйен смотрел на напавшего: тот в угрожающей стойке стоял, тяжело дыша и низко пригнув голову, с пасти капала слюна. Юноша понимал, что сейчас рахс нападет на них снова. То, что это был рахс, никаких сомнений нет. По бедро взрослому человеку, светло-коричневая шкура в темных пятнах, желтые светящиеся глаза. Секунда растянулась, тягуче повиснув, все замерло: остался только смотрящий зверь. Рене в отчаянии сжал еще крепче руки на плече Кристиана: он не успеет вызвать Ли. Надо что-то сделать. И рахс прыгнул, взвиваясь в прыжке. Сэльйен впился взглядом в его тень. Что-то помимо его сознания потянулось к тени и, сдавливая, дернуло вниз животное. Рахс с визгом обрушился на землю, широко раскрыв пасть, он пытался подняться. Но лапы даже не шевелились. Рене не сознавая себя, прижал покрепче к себе Аллена, зеленые глаза во всю горели потусторонним огнем, вокруг двух фигур бились зеленые всполохи. Не отрываясь, маг продолжал творить: припав к сущности существа, Рене стал выпивать его жизнь. Дыхание животного стало редким, слабея с каждой секундой. В невидящих открытых глазах плескались страх и боль. Резко стала усыхать фигура: исчезали мышцы, жир. Потом истлела шкура, образовались пустые глазницы. И наконец на месте остался только отполированный бело-сероватый скелет с оскалившимся широким черепом.
Черноволосый парнишка сморгнул и облизнул сухие губы, затем прикрыл глаза от странного чувства внутри. Когда Рене снова посмотрел на останки рахса, у него уже были обычные глаза. В вены будто залили одуряющий травяной отвар: было тепло и очень приятно. Мир подернулся мягкой пеленой, как будто на все предметы накинули пушистое пуховое одеяло. Все оставалось прежним: те же цвета, объем, но все стало мягче. Нежно улыбнувшись, Рене с наслаждением глубоко вздохнул и расслабился: свобода, наконец-то. Какое удивительное чувство. Стоило ему посмотреть на раненого молодого человека, как эйфория пропала. Залитое кровью плечо, на груди вспоротая одежда от когтей, Кристиан был без сознания, видимо, отключившись от боли и потери крови. Вскрикнув, Сэльйен растерянно и в панике стал теребить спутника. К счастью, Аллен отличался крепким организмом, придя в чувство, он мутно стал осматриваться:
- Ч-что, что произошло? – хрипло выдавил он из себя.
- Крис! Крис, пожалуйста, - потерянно звал Рене, не обращая внимания на вырвавшиеся свои слова.
- Ух ты, как ты меня назвал? - счастливо переспросил охотник, не пытаясь скрыть широченную глупую улыбку.
- Ты идиот! Нашел время, о чем спрашивать! – запальчиво воскликнул брюнет, переволновавшись.
Собравшись, Аллен чуть приподнялся, оценивая свое состояние. Побледневший парнишка от переживаний так вцепился, что и не думал отпускать его.
- Тише, Рене, все хорошо. Отпусти. – Мягко произнес охотник, освобождаясь от объятий.
Сморщившись от острой боли, он осторожно окинул взглядом грудь: неглубокие борозды, кровь почти перестала течь, начиная сворачиваться, спина тоже моментом отозвалась. Похоже, и там точно также все разодрано. Но это не так уж страшно. Гораздо хуже рана около шеи, кровь продолжала медленно идти, все место горело огнем. От неосмотрительного движения рана жгуче заполыхала. Зашипев сквозь зубы, Аллен, пошатываясь, стал подниматься.
- Надо идти, Рене, - медленно проговорил он, стараясь держаться потверже на ногах.
Оглядевшись, он присвистнул от удивления.
- Это еще что такое?
Охотник смотрел на непонятно откуда взявшийся скелет, валявшийся на земле.
- Ну…это как бы я, - признался Сэльйен, съежившись от страха. Больше всего на свете он боялся, что сейчас Кристиан закричит и прикажет ему убираться вон.
- Рене, - позвал охотник, но парнишка никак не реагировал, опустив голову, спрятавшись за черной завесой.
- Рэн, посмотри на меня, - нежно проговорил он, смотря на испуганного брюнета.
Зеленоглазый взгляд неуверенно остановился на ласково-грустной улыбке охотника.
- Рэн, ты не сделал ничего плохого. Ты защищал мою и свою жизнь. – Стал внушать Кристиан.
- Я-я, не знал, что делать, он бы на нас напал, это само как-то вырвалось, - сбивчиво перебил Рене.
- Я не говорю, что так надо, но если бы ты это не сделал, он бы нас убил, - безжалостно начал давить Аллен.
Поморщившись от тупо дергающей боли, опоясывающей грудь и спину, он продолжил:
- Рене, нам надо в город. Мы поговорим об этом еще, но потом, хорошо?
- Хорошо, - тихо согласился Сэльйен. – Но как ты дойдешь? С такими ранами тебе нельзя двигаться.
- Ерунда, - нарочито бодро сказал Аллен, - надо только наложить повязки и потуже затянуть, кровотечение не очень сильное. Мы должны предупредить людей.
Под руководством Кристиана он оторвал от плаща более-менее чистые полоски и кое-как перебинтовал раны. Про себя молодой человек очень надеялся, что все обойдется и наспех сделанные повязки не приведут к заражению крови, но пугать Рене нельзя, ему итак нелегко привыкнуть к обработке ран.
- Все просто замечательно получилось, ты очень способный, - Аллен ободряюще улыбнулся и осторожно сделал шаг.
Застенчиво улыбнувшись в ответ, маг шагнул за охотником. Теперь они были вынуждены идти медленнее: Кристиан старался не двигать шеей, отчего она затекла, и лишь пульсирующая боль напоминала, что эта часть тела существует. Через несколько шагов Рене взял аккуратно под здоровую руку Аллена и повел его, придерживая. Все чаще они были вынуждены останавливаться, делая короткие передышки.
Пот градом лился, а перед глазами все плыло и темнело, иногда Кристиану казалось, что все его тело занялось огнем, раны пекло невыносимой болью.
Рене с тревогой смотрел на спутника, чувствуя поднявшийся жар, но Аллен упорно шагал, терпя слабость. Сэльйен покачал головой, но послушно вел по тропинке. Когда деревья поредели, пара остановилась передохнуть. Вдали уже виднелась широкая дорога, прилегающая к лесу и ведущая к стенам города.
- Рене, останься здесь, - тяжело выговорил охотник, прогоняя муть из головы. – Я схожу в город один и договорюсь обо всем. Если тебя увидят, неприятности нам точно обеспечены. Я предупрежу о тебе и тут же заберу тебя в Тишш. Только обещай, что не будешь использовать свои способности, хорошо? Если я отключусь, я пришлю кого-нибудь из горожан. Ничего не бойся, моего слова им хватит, они поверят. Я вернусь за тобой. Хорошо?
- Я буду ждать, - пообещал Рене.

@темы: ориджинал, Стану светом для тебя

16:24 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Тьма

главная